Долго ждёте? Закрыть экран.

Сегодня на всех общественных площадках активно обсуждается Концепция реформирования налоговой системы Республики Узбекистан, где приводятся аргументы как в поддержку предлагаемых изменений, так и в опровержение ее эффективности. Есть утверждение о том, что налоговая нагрузка возрастет, но есть и противоположное мнение о том, что она снизится, а в перспективе — существенно. Почему столько противоречий? Почему, зачастую в обсуждении однозначного утверждения, мнения кардинально расходятся в противоположную сторону, мотивируя успешным опытом Грузии в проведении налоговой реформы?

Давайте рассмотрим некоторые факторы, которые влияют на мнение общественности:

1. «Работодатель при реформировании налоговой нагрузки не повысит заработную плату на ранее уплачиваемый единый социальный платеж потому, что будет сокращать любыми способами свои издержки и «воспользуется» моментом пересмотра налогооблагаемой базы по предлагаемому единому налогу на доходы физических лиц».

В настоящее время в сознании нашего предпринимателя, создающего рабочие места, прочно закрепилось понимание того, что государство усиленно пытается переложить именно на него практически всю социальную ответственность.

В частности, оплата временной нетрудоспособности работника и социальных отпусков (время болезни в соответствии с листками нетрудоспособности, отпуск по беременности и родам, ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста двух лет и т.д.).

Это достаточно серьезная нагрузка для работодателя с учетом того, что рождаемость в нашей стране непрерывно растет.

К примеру, в той же самой Грузии отпуск по беременности и родам выплачивается из средств государственного бюджета и составляет 183 календарных дня (6 месяцев), в то время как в Узбекистане он составляет 126 календарных дней и выплачивается за счет работодателя.

Также немало норм, ограничивающих права работодателя. К примеру, Трудовое законодательство предусматривает ограничение работодателя при заключении срочных трудовых договоров. Заключение таких договоров допускается в случаях, когда договоры на неопределенный срок не могут быть заключены с учетом характера предстоящей работы, условий ее выполнения или интересов работника. То есть если руководитель производственного предприятия намеревается заключить трудовой договор сроком на 6 месяцев с рабочим (срочный), при этом его производственный цикл не имеет характера сезонности или какой-либо другой причины его приостановки-обоснованность заключения срочного договора может быть оспорена работником, что дает ему право продолжать свою трудовую деятельность, а работодателю ее оплачивать не смотря, к примеру, на снижение выручки и отсутствие покупательского спроса на производимую продукцию. В данном случае, с точки зрения трудового законодательства, руководству необходимо провести процедуру сокращения численности персонала с выплатой выходного пособия, которая достаточно затратна для предприятия.

И это далеко не все причины, по которым субъект предпринимательства предпочитает уклоняться от легализации расходов на заработную плату. И эти причины связаны не только с налоговой нагрузкой.

2. «Бизнес дробится на малые предприятия по причине непосильной налоговой нагрузки в рамках общеустановленной системы налогообложения. Предлагаемая реформа решит эту проблему».

В прошлом, налоговая нагрузка на субъекты малого бизнеса действительно была снижена в сравнении с остальными предприятиями за счет уплаты единого налогового платежа. Немалое количество крупных предприятий дробились именно по этой причине. Но она была не единственной.

Не нужно забывать, что для субъектов малого бизнеса также было введено освобождение от обязательной продажи выручки в иностранной валюте поступающей от экспорта товаров (работ, услуг) собственного производства (в последней редакции — за исключением выручки от продажи таких товаров, как газ, медь, сельскохозяйственная продукция и дикорастущие растения). В настоящее время ограничения по продаже валютной выручки отменены, что даст возможность, в совокупности с мерами, указанными в Концепции, бизнесу масштабироваться.

Однако, технически это не так просто. При принятии решения об объединении необходимо провести процессы реорганизации, форма которых может быть разной: слияние, присоединения и т.д. Данный процесс занимает немало времени по оформлению разрешительных, финансовых и внутренних регламентных документов с привлечением квалифицированных специалистов. Так что придется немного набраться терпения в ожидании отдачи от проведения реформ.

3. «Критерий порога для признания предприятия субъектом малого бизнеса в размере 1 млрд. сум недостаточен».

Здесь вопрос достаточно спорный. В данном случае, если учесть субъекты предпринимательства, оказывающие услуги, то, в большинстве случаев, годовой пороговый размер выручки не превышает 1 млрд.сум. Для предприятий торговли и производственных предприятий предлагаемые меры, в худшем случае, не увеличат совокупную налоговую нагрузку.

Говорится и о статистических данных, свидетельствующих о том, что доля малого бизнеса в экономике нашего государства слишком велика, чтобы принимать такого рода критерии. В наблюдаемых статистических данных о субъектах малого бизнеса обозначено, что треть населения занято на таких предприятиях (по данным stat.uz , в 2016 году 78,2%). Но, справедливости ради, стоит отметить, что влияние на эту самую статистику оказывают показатели тех самых предприятий, которые приняли решение о «дроблении» бизнеса по причинам оптимизации своих расходов, связанных с налогообложением и описанным выше освобождением от продажи валютной выручки. Также эти предприятия оказывают влияние на статистику показателя доли малого бизнеса и частного предпринимательства в валовом внутреннем продукте (ВВП) Узбекистана (по данным stat.uz , в 2016 году 56,9%).

В данном случае целесообразнее предусмотреть критерий индексации этого порога, нежели его увеличение в абсолютном значении.

Это лишь малая часть деталей, которые влияют на процесс обсуждения Концепции реформирования налоговой системы Республики Узбекистан. И нужно понимать, что, прежде чем мы просчитываем или прогнозируем влияние изменений, нужно постараться исходить не из их субъективного понимания того, что именно моему предприятию станет невыгодно, а из того – не станет ли моему предприятию выгодно? В данном случае, любое «выгодно» или «невыгодно» может быть убедительным только в том случае, если оно основано на расчетах, предусматривающих влияние не только изменения налогообложения отдельно взятого субъекта предпринимательства, но и на целую систему взаимодействия и влияния внешних факторов, и не только налоговых.

Безусловно, легче менять нормативно-правовые акты законодательства или приводить их в соответствие с практикой, чем менять наше с вами понимание того, что перспективность принимаемых мер очевидна.

Основатель и директор консалтинговой компании «ElectEx». Практический опыт работы в сфере бухгалтерского учета и аудита свыше 12 лет. Победитель республиканского конкурса «Лучшие профессионалы в сфере бухгалтерского учета» в номинации «Лучший бухгалтер» 2007 года. Обладатель диплома по МСФО (ACCA DipIFR).

А все ли дело в налоговой реформе?

Автор: Татьяна Назарова
0